Сексуальная связь между аналитиком и пациентом


В эпоху, когда вклад аналитика в перенос пациента общепризнан, мы считаем, что существовавший ранее в анализе перенос не тождественен переносу, возникшему на интервью. Еще один вопрос, возникающий в этой полемике, — это то, что в период после окончания анализа, а в особенности с течением времени, одни границы могут иметь больше смысла, чем другие.

Ряд авторов Dewald, ; Limentani, ; Novick, ; Viorst, отметили тот факт, что завершение является потерей как для аналитика, так и для пациента.

Сексуальная связь между аналитиком и пациентом

Оно отражает конечность отношений и даже невыносимую изменчивость жизни в целом. Все другие вопросы в анализе померкли по сравнению с этим, а сам анализ казался ей чем-то, что нужно перетерпеть, пока они не смогут вступить в романтические, неаналитические отношения.

Он также подчеркивал, что обе репрезентации сохраняются навсегда.

Сексуальная связь между аналитиком и пациентом

Оно отражает конечность отношений и даже невыносимую изменчивость жизни в целом. В аналитической работе можно привести веский аргумент в пользу того, что практически в любом случае сексуальные отношения после завершения лечения являются неэтичными и клинически неблагоразумными.

В этом смысле аналитик представлен и как старый объект остаточное смещение фигур из прошлого и как новый объект на основе новой интеграции конфликтов, являющихся неотъемлемой частью невроза переноса.

Завершение — это настоящая потеря для обоих участников. Другими словами, перенос мгновенно восстанавливался. Интерпретация этих фантазий создает основу для неизбежного процесса горевания.

Еще один вопрос, возникающий в этой полемике, — это то, что в период после окончания анализа, а в особенности с течением времени, одни границы могут иметь больше смысла, чем другие. Некоторые придерживаются мнения, что если прошло нужное количество времени, то даже сексуальные отношения являются допустимыми.

Казалось, что пациенты возвращались к тому, на чем они завершили свой анализ, и продолжали анализировать потерю аналитика и анализа, — процесс не был доведен до конца к моменту его завершения.

Более современная позиция заключается в том, что концепция невроза переноса потеряла свою ценность и от нее следует отказаться Brenner, ; Cooper, Отказ от старых влечений к инцестуозному объекту является неотъемлемой частью успешного психоаналитического опыта.

Современное психоаналитическое мышление дает возможность переосмыслить наблюдения Пфеффера Pfeffer,

Если аналитик ведет себя неопределенно или провоцирует завершающего анализ пациента, то поведение аналитика может бессознательно поощрять пациента сосредоточиться на вступлении в отношения в будущем, а не на невозможности когда-либо получить желанные отношения. Стойкость переноса Хотя в психоаналитических публикациях обычно уделяется много внимания интерпретативному разрешению невроза переноса как краеугольному камню аналитического процесса, проведенные в последние три десятилетия исследования одинаково показывают, что перенос сохраняется и после окончания лечения.

Среди психоаналитиков никогда не было консенсуса относительно должных границ для отношений между аналитиком и пациентом после завершения лечения. Все это является способом сообщить что-то вроде: Как мы подчеркивали в главе 3, аналитическая роль и сопутствующие ей аналитические границы создают атмосферу безопасности и холдинга, в которой пациент может свободно обращаться с идеями и чувствами, не опасаясь негативных последствий.

Чем больше аналитические отношения размываются, превращаясь в другие отношений за пределами анализа даже если речь идет о возможных отношениях в будущем , тем больше разрушается анализ. Комментируя этот случай, автор пишет, что перенос достиг своего пика только через два года после завершения.

Джек Новик Jack Novick, в печати утверждает, что завершение было абсолютно непостижимо для первых аналитиков, а их современники унаследовали игнорирование и отрицание чувств, связанных с завершением. Он ответил, что находит ее сексуально привлекательной и, может быть, когда-нибудь в будущем такие отношения будут возможны, однако сейчас это абсолютно невозможно по этическим соображениям.

Любое, даже незначительное вступление в сговор с пациентом через избегание или едва заметное поощрение этого могут оставить важные части его личности непроанализированными.

Завершение — это настоящая потеря для обоих участников. Чем больше аналитические отношения размываются, превращаясь в другие отношений за пределами анализа даже если речь идет о возможных отношениях в будущем , тем больше разрушается анализ.

Как мы подчеркивали в главе 3, аналитическая роль и сопутствующие ей аналитические границы создают атмосферу безопасности и холдинга, в которой пациент может свободно обращаться с идеями и чувствами, не опасаясь негативных последствий. Ряд авторов Dewald, ; Limentani, ; Novick, ; Viorst, отметили тот факт, что завершение является потерей как для аналитика, так и для пациента.

Не существует адекватной возможности срезать этот путь и избежать болезненного горевания и проработки, которые сопровождают данный процесс. Все другие вопросы в анализе померкли по сравнению с этим, а сам анализ казался ей чем-то, что нужно перетерпеть, пока они не смогут вступить в романтические, неаналитические отношения.

Как аналитик, так и анализанд могут не хотеть горевать в связи с потерей и смертью и вместе обратиться к маниакальным защитам, необходимым для отрицания окончательного и бесповоротного характера завершения. Пациентка ухватилась за слова о возможности в будущем и не могла ни о чем другом думать.

Анализ приносит пользу в основном благодаря тому, что он подразумевает отношения, которые каждый раз ограничены четкими временными рамками, а их целью является понимание. Эта точка зрения наиболее убедительно подтверждается исследования судьбы переноса после завершения анализа. Некоторые придерживаются мнения, что если прошло нужное количество времени, то даже сексуальные отношения являются допустимыми.

Год издания и номер журнала: В ходе последующего исследования испытуемых, прошедших ранее анализ, Арнольд Пфеффер Arnold Pfeffer, при их интервьюировании обнаружил два неожиданных, но поразительных явления.

Так же как и Пфеффер, они обнаружили, что у всех бывших пациентов за короткий срок восстанавливался тот перенос, который у них был во время анализа, и что они воспринимали интервьюеров так, словно те были их аналитиками. В эпоху, когда вклад аналитика в перенос пациента общепризнан, мы считаем, что существовавший ранее в анализе перенос не тождественен переносу, возникшему на интервью.

Как мы подчеркивали в главе 3, аналитическая роль и сопутствующие ей аналитические границы создают атмосферу безопасности и холдинга, в которой пациент может свободно обращаться с идеями и чувствами, не опасаясь негативных последствий. Поскольку этот вывод относится ко всем исследованным пациентам, он не является ни уникальным, ни отражающим особые обстоятельства анализа.

Например, если пациент знал, что будущие отношения с аналитиком станут итогом, который не вызовет этического порицания, он может осознанно или бессознательно обращаться с анализом так, словно главной целью лечения является завоевание любви аналитика.

Во-вторых, симптомы, которые изначально привели человека на анализ, снова возникали во время последующих интервью. Как отмечает Джозеф Шачтер Joseph Schachter, , последующие исследования аналитических пациентов показывают, что, хотя перенос и не разрешается, он изменяется настолько, что пациенты могут лучше с ним справляться.

Все другие вопросы в анализе померкли по сравнению с этим, а сам анализ казался ей чем-то, что нужно перетерпеть, пока они не смогут вступить в романтические, неаналитические отношения. Аналогично в году Американская психологическая ассоциация хотя и запретила сексуальную близость между терапевтом и пациентом в течение как минимум двух лет после окончания лечения, отказалась наложить полный запрет на сексуальные отношения после его завершения American Psychological Association, Действительно, существует не так много аспектов профессиональных границ, которые были бы столь противоречивы как ограничения после завершения.

Разные аналитики рассматривают период после завершения анализа с очень разных точек зрения.

Рита Нови Rita Novey, приводит пример пациента, который через два года после завершения анализа снова обратился к своему аналитику-женщине, испытывая к ней сильные любовные чувства. Авторы делают вывод, что базовый характер переноса не изменяется, несмотря на расширившееся понимание, развитие Эго и большую способность справляться с конфликтом.

Среди психоаналитиков никогда не было консенсуса относительно должных границ для отношений между аналитиком и пациентом после завершения лечения. Сама возможность таких отношений может стать источником трудноразрешимого переноса. Жизненные события, вызывающие стыд и смущение, утаиваются вследствие опасения пациента в том, что их раскрытие может навредить будущим отношениям с аналитиком.



Порно ролики безплатные
Порно смотреть онлайн девочка сосет за гаражами россия
Порно русское писсинг в кустах
Самая сексуальная порноактриса в мире
Сперма компиляция порновидео
Читать далее...